12 мая 2012 г.

Лето forever


Россия традиционно считается местом не особо стабильным, с периодически случающимися переворотами, дефолтами и девальвациями. Поэтому многие отечественные предприниматели всегда думали о диверсификации бизнеса, о частичном выводе активов за рубеж и даже о переезде в какую-нибудь более спокойную обстановку... Оказывается, зачастую начать свое, пусть небольшое дело за границей много проще и дешевле, чем развить аналогичное у себя на родине. Тому, как начать "свой бизнес" в дальнем зарубежье, посвящена новая рубрика журнала "Деньги". Первое место, где побывал наш корреспондент,-- индийский штат Гоа.

В последние несколько лет только ленивый не писал о Гоа, одном из штатов Индии,-- какое там море, солнце, пляжи, свобода, пока в России лютует зима. Особо впечатлительные соотечественники, уставшие от холодов, купили билет "в один конец" и начали на побережье Индийского океана свое дело, открыв кто ресторан, кто ночной клуб, кто центр аюрведического массажа, кто гостевой домик. Второй государственный язык Индии -- английский, что еще упрощает жизнь и деловые контакты.

Лето forever

-- Мы просто климатические мигранты,-- с ходу заявил Петр (фамилию просил не называть), хозяин ресторанчика "Чайковский" на окраине поселка Морджим (Morjim-beach),-- просто надоели промозглые ветра с Балтики, снег после дождя...

Петр посмотрел на окружающие его дом пальмы. Где-то за ними, в паре сотен метров, плещется вечно теплый океан. Здесь за весь сезон (середина осени -- зима -- середина весны) легкие облачка лишь однажды закрыли небо,-- где-то в декабре, на часок. Помните, в свое время Жириновский обещал омыть сапоги в Индийском океане. Глупо. В сапогах тут просто жарко.

Петр, китаист по образованию, в Питере занимался переводами с китайского и английского. Подрабатывает этим и в Гоа, ведь интернет сжимает мир до размеров страницы Word. Все же $20 за страницу с китайского -- деньги не лишние.

-- Когда только приехали, сняли домик в Калангуте за $200 в месяц, но там оказалась цивилизация: грязь, асфальт; решили перебраться в Морджим. И открыли ресторан -- камерный, семейный, всего на восемь столиков. Жена оказалась отличной хозяйкой, ведет дела, готовит повар-непалец. Есть идея -- сделать консультационный центр, ведь за четыре года жизни в Индии мы кое-какой опыт накопили, знаем что, где, почем: где снять жилье, арендовать нормальный скутер...

Из-за (язык не поворачивается сказать "благодаря") всех своих неописуемых достоинств Гоа, ранее известный как приют европейских хиппи и растаманов, постепенно начал превращаться в курорт. До Турции с Египтом пока далеко, но все же... Южный Гоа, застроенный дорогими отелями, уже сдался, а часть севера еще держится. Это те, кто не знает, ездят зачем-то в Бора-бич и Анджуну, до боли напоминающие Сочи с Ялтой в худшем варианте.

Расположенный на севере Морджим еще несколько лет назад был просто рыбацкой деревенькой -- и сегодня на рассвете десяток лодок местных рыбаков уходит в море. Но индусы давно стали называть Морджим "русской деревней": тут так же по утру кричат петухи, каркают вороны, дорогу перебегают свиньи...

Здесь русский дух

Если вы несетесь на арендованном мотоцикле по раскаленному шоссе через Морджим в Арамболь, на самый север Гоа, куда еще не добрались, по счастью, "звездные" отели, мимо заведения Петра никак не проедете. Сразу после моста через речку Чапора начинаются русские вывески: центр "Лотос", рестораны "Елки", Bora Bora, "Главфиш", "Шанти". Мост, кстати, также построили русские (до них Северный Гоа был отрезан от центра). На столбе объявление: "Мойка мопедов и машин", но это уже ушлые индусы подсуетились.

Переехав через Чапору, первому встречному европейской наружности можете сказать "привет", перейдя на "ты" -- в 90% случаев он будет русским, а условности тут не в чести. Здесь почти все такие, как Петр, "климатические". Большинство, конечно, ничего не делают, проживая, пропивая и прокуривая "московские деньги". К тому же тут много не надо: это по индийским меркам Гоа -- самый дорогой штат, а для рядового москвича денег за сдачу однокомнатной квартиры хватит на долгую аренду домика ($150-200 в месяц или $7 в сутки за бамбуковые бунгало прямо на берегу), питание ($250) и еще $5 в сутки на скутер. Несколько десятков "наших" работают тут больше не для денег, а "чтобы было чем заняться": сезон валяться на пляже, танцуя на трансах, попивая индийский ром McDowl и покуривая, тоже может надоесть. Даже рай хорош в меру.

За сезон через Морджим проходит около тысячи русских. Самый наплыв -- на Новый год и Рождество, тогда все русские клубы-рестораны гудят. Есть те, кто, прилетев на чартере на десять дней, выкинул обратный билет. Весь же сезон тут живет человек триста из России, туристами их уже не назовешь -- аборигены.

-- Почему Морджим? А фиг его знает,-- говорит абориген Дмитрий,-- так сложилось, наверное, потому что у нас тут большой пионерский лагерь для взрослых: весело и беззаботно.

Сейчас уже никто и не помнит, кто первым лет пять назад открыл Морджим. Наверное, просто он удачно расположен: близко от столицы штата Панаджи (30 км, полчаса на тук-туке -- мототакси), нет отелей, безлюдные пляжи... Что еще надо!

В обычной жизни Дмитрий -- дорогой фотограф, с ценой съемочного дня $2 тыс. В Гоа пережидает зиму вместе с женой, тут же работает: снимает для глянцевых московских журналов. Если надо -- моделей присылают из Москвы. За должным глянцевым видом а-ля dolce vita достаточно отойти от дома метров на двадцать: море, солнце, песок, пальмы. А какие закаты...

-- Для меня все Гоа -- сплошной павильон! -- продолжает Дмитрий.-- Я тут особо не напрягаюсь... Только не пиши фамилию, а то заказчики узнают, спросят: такие деньги, а за что? За отдых? Но на жизнь хватает. Тут можно и на $200 в месяц неплохо жить, а можно и пару штук за неделю спустить. Каждый тратит в меру своей испорченности...

Мы сидели на пуфиках ресторана Дмитрия Смирнова Bora Bora (кстати, он племянник того самого Смирнова, что водку имени себя выпускает в России). Свое заведение Дмитрий открыл полтора года назад в самом начале Morjim-beach, на бамбуковую стену повесил табличку "улица Каретный ряд". Там вырос: "Много тут нас, с Каретного".

Смирнов прилетает всегда в ноябре -- как раз когда народ из России подтягивается, вслед за перелетными птицами. На русских клиентов при входе в Bora Bora давит ностальгическая вывеска: оливье, колбаски, борщ... В зале -- удобные лежачки: тут многие приходят на час, а остаются на день-ночь, в углу -- большой телевизор, как и в каждом местном русском заведении: принято смотреть новинки из России, только иногда -- американские блокбастеры.

В прежней московской жизни Дмитрий в конторе Смирнова в Москве торговал водкой, трудился шеф-поваром не в последних ресторанах Парижа и Москвы, а два года назад плюнул на все, улетел.

-- И что, тут можно заработать столько же, сколько в Париже или Москве? Или торгуя водкой? -- удивляюсь я.

-- Конечно нет, в Москве гораздо больше, даже по сравнению с Парижем! Но возвращаться не хочу, да и сыну тут, на побережье, лучше. Тут -- как в раю! Ты сам оглянись, как тут...

Надо сказать, эту последнюю фразу мне говорил каждый встречный -- кажется, восторг от Гоа ни у кого не прошел, даже за несколько лет, а традиционный вопрос о ностальгии, березке, запорошенной снежком, вызывал лишь усмешку.

Тут слишком комфортно для жизни, чтобы всерьез относиться к делам и работе... Гораздо лучше -- просто жить. А уж там как-нибудь все само сложится -- эту философию иностранцы быстро усваивают. Нервы сразу приходят в себя. Другие тут не задерживаются.

Средний счет в ресторане Дмитрия -- $7. По индийским меркам, недешево, но при местных ценах на жизнь и аренду, оказывается, вполне достаточно для рентабельности.

Расслабься, это Индия

Сейчас основная тема в Морджиме -- обсуждение недавней статьи во влиятельном индийском еженедельнике Outlook: "Нашествие русской мафии в Гоа". Статью открывает фотография центра аюрведического массажа Lotos. Хозяйка заведения Лариса до сих пор не может прийти в себя: при чем тут она? И какое отношение она имеет к "русской мафии"?

-- Наверное, с их точки зрения, когда концентрация русских на один квадратный километр больше двух -- уже мафия,-- удивляется она,-- но все же обидно... Какая мы мафия?

Хотя местному бизнесу, ориентированному на русских, такие статьи по боку: деньги, как известно, не пахнут.

-- А вот таксисты меня не любят, ведь знаю реальные цены и больше не заплачу,-- жалуется Лариса.-- В последний год местные подняли цену почти в два раза -- из-за нас, русских. Абрамович и нефть виноваты: все думают, раз русский, значит, богатый.

По дороге на пляж стоит большой рекламный щит "Лотоса", конечно, на русском: 80% его клиентов -- москвичи. Лариса на Гоа живет уже три года. Приехала, опять же, из-за климата -- до этого жила с мужем-немцем шесть лет на Рейне, но "климат в Германии оказался, как в Питере,-- холодно и промозгло".

Цена массажа в Ларисином центре -- 700-1500 рупий (около $18-38) за сеанс, по местным меркам -- очень дорого. "Ну не может массаж стоить дешевле 700 рупий, хотя, конечно, если масло по второму-третьему разу пускать, как местные делают, тогда, конечно, можно сэкономить",-- утверждает Лариса. В сезон центр "Лотос" пропускает до десяти человек, получая почти 10 тыс. рупий в день.

Поскольку все экзотически-эзотерическое сейчас в Москве в ходу, некоторые так и зарабатывают: мотаются по восточным странам, ищут вещички в глухих местах, скупают за бесценок, а в Москве это уже денег стоит. "Есть тема такая -- платок из овечьей шерсти,-- рассказывает фотограф Дмитрий,-- мои знакомые за ним мотаются на Тибет, там он стоит $3 тыс., в Москве -- уже $25 тыс. Целый год можно о деньгах не думать".

Традиция Гоа -- где бы и в каком состоянии ты ни находился, закат нужно встретить на берегу. Валентин Петров и постояльцы его турбазы (как ее принято называть -- "мы же все из СССР") SanSet провожают солнце, сидя на крыше домика.

-- Просто в свое время у каждого из нас в жизни было слишком много города,-- отвечает Валентин на мой традиционный вопрос, а почему Гоа.-- И всех как-то потянуло в деревню, но только чтобы всегда было тепло.

Три года назад Валентину надоела столичная суетливая жизнь, работа в банке (все же окончил Московский экономико-статистический институт). Плюнул на все, сдал квартиру на "Академической" за $5 тыс. в месяц, купил билет... Мы сидели на самом карнизе и завороженно смотрели, как за краем воды вставал кроваво-красный ядерный гриб заката. Каждый неповторим, солнце в море погружается прямо на глазах, за пару минут, так только в тропиках бывает, говорят аборигены.

Всего в гостевом домике у Петрова семь номеров, по $20-45 в сутки (чуть дороже, чем у индусов), постояльцы -- в основном друзья или те, кто "в курсе", в сезон набирается до 28 гостей, на хозяйстве -- пять индусов. В рекламе SanSet не нуждается, "чтоб чужаков меньше было", в определенных кругах турбаза уже место культовое, даже бывший самарский губернатор отдыхал.

Когда Валентин нашел большую трехэтажную виллу, тут была полная разруха, на восстановление ушло больше $10 тыс., с учетом, что индус-разнорабочий стоит 150 рупий в день (почти $4), квалифицированный маляр -- $200 в неделю, несколько бамбуковых бунгало обошлись "под ключ" по $1 тыс. каждое.

-- Тут как: вложил $10 тыс., еще $10 тыс.-- затраты на сезон, на всякие расходы, ну и заработал десятку,-- объясняет экономику Петров.-- Хотя, если подумать, какой тут бизнес, так, живем в свое удовольствие, тусуемся...

Кстати, гостевых домиков в Гоа совсем немного, а русских и прочих европейцев приезжает все больше. Дело может быть вполне выгодным, только нужен надежный партнер-индус, у которого можно арендовать дом.

В паре десятков метров от гостевого домика стоит заброшенное здание креветочной фабрики, больше похожее на португальский форт. Давняя мечта Валентина -- арендовать его, расширив свою турбазу. Правда, говорят, владельцы-индусы уже нескольких иностранцев, желающих арендовать, кинули.

Все только начинается

Владимир и Виталий открыли в Арамболе в этом году клуб JS Loung Club, конечно, в партнерстве с индусом. До приезда в Гоа Владимир делал "сувенирный" бизнес в Питере (говорит, теперь ищет поставщиков в Индии,-- тут и качественнее, и даже вполовину дешевле, чем в Китае), Виталий возил шмотки из Гоа в Одессу, где у него пара "тематических" магазинов.

В центре Арамболя партнеры "срубили" часть покрытой джунглями горы, сделали уступы вроде огромных ступеней, оборудовали место уютными лежачками и столиками, натянули большой белый экран, поставили барную стойку... Все строительство заняло 20 дней и обошлось меньше чем в $25 тыс. ("в Москве бы -- не одна сотня"). На первую вечеринку собралось 500 человек.

-- Сейчас Гоа для бизнеса -- как Россия 1992-1993 годов, все только начинается,-- уверен Владимир.-- Представляешь, у нас, как только открывшихся, налог на продажу продуктов питания -- 0%, на алкоголь -- всего 3%. И это -- в ресторане! Думаю, за сезон заведение должно окупиться, даже несмотря на низкие цены на выпивку.

19-летняя москвичка Маша прилетела в Гоа со своим другом на пару недель. Но тут с ним рассталась, познакомилась на пляже с индусом, помощником управляющего русского ресторана "Елки". Как выяснилось, его хозяин -- некий Роман, набравший долгов на $7 тыс.,-- всех кинул, бизнесом не занимался, исчез в неизвестном направлении -- по слухам, укатил на юг тратить деньги. В результате Маше с индусом ничего не оставалось, как взять ресторан в свое управление. Дела вроде как идут... Жаль, сезон кончается: клиентов почти не стало. Тут, в Гоа, все так живут -- от случая к случаю.

На самом деле открыть свое дело в Индии легко -- это вам не Москва! Зарегистрировал фирму, подобрал помещение, закупил что-то из оборудования, продукты, персонал, начал работать. Самим строить не стоит -- все равно нужен партнер-индус, а с этим могут быть проблемы: уже не одного русского индусы кидали. Денег на открытие нужно чуть.

-- В Москве такую кухню вообще сделать невозможно, по требованиям СЭС не пройдет,-- Дмитрий Смирнов знает, что говорит.-- В Москве вообще запрещено работать на газу, не говоря уже про открытый огонь.

В оборудование своего ресторана Смирнов вложил $7 тыс., по московским меркам -- деньги смешные. Все купил на месте, только тестораскатку привез из Европы -- "оказалось зря, стоит без дела, тесто для пасты и спагетти удобнее делать руками". Пол на кухне ресторана -- земляной, этого вполне достаточно, стены -- из бамбуковой циновки. Если бы московская СЭС увидела такое, была бы в шоке, как можно работать. Тут не надо покрывать стены кафелем на полтора метра, платить алчным пожарникам... На все заведение Смирнов потратил около $30 тыс. В Москве на эти деньги разве что палатку можно открыть, а у Дмитрия -- самый фешенебельный и популярный в Морджиме ресторан.

Любовь, хозяйку ресторанчика Limbo, что на пляже Арамболя, боятся все -- местные и приезжие. "Если увижу, кто-то курит,-- сразу гоню! У меня только так",-- прямо заявляет она. Наверное, поэтому вечером ее заведение стоит почти пустое -- в Гоа курят все ("Даже те, кто не пьет",-- шутят аборигены). Пляжный ресторан позволяет как-то жить, но несколько тысяч долларов, занятых на его открытие у родственников в России год назад, вернуть еще не удалось.

-- Только на бамбуковые навесы над столиками ушла $1 тыс., и еще хозяину надо несколько сотен ежемесячно за аренду платить,-- говорит Люба.

В Гоа Люба четвертый год, уехала из России, потому что у дочери тяжелейшая астма, а тут -- даже намека на нее нет. Климат! Какой там Сочи, пробовали -- не помогло!

Зарплата персонала по российским, даже провинциальным меркам, просто смешная, а по местным -- вполне себе деньги: официант-индус зарабатывает до $150-200, индус-повар -- до $300. Работают, правда, обычно индусы из центральной Индии, а они еще те работники. Поэтому часть персонала Bora Bora, "Шанти" или "Главфиш", наиболее фешенебельных русских заведений, их хозяева привозят из Москвы (например, среди 21 сотрудника "Главфиша" -- три русских менеджера и бармена).

-- В России все стремятся в Москву, в Индии же -- в Гоа, на заработки,-- сетует Люба.-- За такими работниками нужен глаз да глаз, так и норовят обсчитать меня, клиента -- быстро учатся этому: завышают счет, разницу -- в карман, а едят -- будь здоров, ведь я им еще и питание обязана обеспечить. И проживание тоже.

Все в норме

Индия после долгих лет колониальной зависимости и случившегося в XX веке освобождения от "империалистов" долгое время была закрыта для иностранного бизнеса. Открылась страна всего лет шесть назад. Сейчас, чтобы стать владельцем фирмы, достаточно 2,5 недели и $3 тыс., из которых $2,5 тыс.-- положенный по закону уставный капитал, остальное -- адвокату. И можете начинать работу.

Хотя по коррупции Индия занимает одно из первых мест в мире, с чиновниками всегда можно договориться. Условия приемлемы: нет денег (а счет идет на какие-то в худшем случае сотни долларов, а обычно -- сотни рупий, все в меру зарплат, которые в Индии у чиновников очень небольшие), заплатишь потом -- главное, работай, давай работу индусам...

-- Чтобы избежать кучи проблем, лучше взять себе в управляющие индуса, знающего местную специфику и заинтересованного в результатах бизнеса, для решения административных проблем,-- советует Смирнов.-- Русских пока тут уважают, за МиГ-29, танки, электростанции, мост через реку...

Но сейчас в Индии брать в партнеры местного вовсе необязательно, как в том же Египте (а при таком раскладе процент "кидал" резко сокращается).

Земля в Гоа -- почти вся родовая, ее совладельцы -- члены клана, владеющего ею столетия, со всеми договориться практически невозможно. Гоа лидирует в Индии по числу судебных тяжб из-за земли и недвижимости. Именно поэтому большинство иностранцев обычно просто арендует у клана готовое строение и переоборудует его под бизнес. Такой дом, как у Ларисы, обойдется в $300-400 в месяц, если надолго. За небольшой ресторанчик на пляже, как у Любы, могут запросить и $1 тыс.

Пока вести дела в Индии не просто, а очень просто. В первое время -- почти никаких налогов, даже на продажу алкоголя. По словам Ларисы, в первые два года она платила 12% с оборота. Но налоги лучше платить. Этой зимой все индийские газеты сообщили новость: посадили русского владельца ресторана в Дели, на пару лет -- за неуплату.

-- Правда, цены для иностранцев выше, чем для местных,-- продолжает Лариса.-- Например, электричество: в этом сезоне нам поставили новые счетчики, получилась 1 тыс. рупий в неделю, у местных -- раза в три меньше. А темнеет тут рано, как во всех тропиках.

А еще, чтобы легально работать, надо получить рабочую визу, но дается она только в России. Каждый год -- продлевать.

Правда, сейчас на севере Гоа началось строительство крупного аэропорта, многие аборигены ждут его окончания с нескрываемым ужасом...

-- Осталось еще года четыре, а потом север станет югом, с такими же пятизвездными отелями,-- уверен Валентин Петров,-- придется двигать дальше, на юго-восток... Говорят, Вьетнам сейчас тема. Есть еще дикие местечки.

Дмитрий Тихомиров
kommersant.ru

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

 
Design by Free WordPress Themes | Bloggerized by Lasantha - Premium Blogger Themes | Hostgator Discount Code